19 января 2022, 07:20

Идеолог «Сокольих гор»: «Ездил по миру, участвовал в мировых марафонах и думал: «Почему у нас такого нет?»

29 и 30 января 2022 года будут напряжёнными для Сергея Васильева. Ведь в эти дни в Самаре пройдет марафон «Сокольи горы», а он  - один из его идеологов, организаторов и участников. Мастер мировой серии Worldloppet рассказал, как локальное событие стало самым популярным лыжным марафоном в Поволжье, почему не проводят гонки по Волге и почему так важно построить на «Чайке» лыжероллерную трассу.

– Как появился марафон «Сокольи горы»?

– Марафон для меня - это больше социальный проект. Он таким и задумывался. Для любителя пробежать марафон - это отличная цель на год, мотивация для тренировок. Длинные дистанции мотивируют лучше коротких. И место для гонок подходит как нельзя лучше. Сокольи горы должны быть Меккой для лыжников. Об этом мы и думали с Алексеем Жирухиным и Сергеем Зоткиным, придумывая проект в 2015 году. Здесь прекрасные трассы. Рельеф, природа - ничуть не хуже, чем в Финляндии и Норвегии. 

– Марафон в этом году пройдет восьмой раз. Как он изменился за эти годы?

– Три года марафон проводили классическим стилем в лучших традициях престижных мировых гонок. Но в России любители предпочитают ходить свободным стилем - коньковым. Мы это учли и добавили его. Количество участников после этого сразу увеличилось в четыре раза. В итоге «Сокольи горы» из местного марафона выросли в трехдневное событие с классической гонкой, гонкой свободным стилем и ночным прокатом.

- В 2018 году вступили в серию Russialoppet от Всероссийской федерации лыжных гонок. Она помогла привлечь участников из других регионов. В прошлые годы марафон бежали лыжники из Казахстана и Финляндии. В этом году заявился представитель Германии. Для нас это успех. Люди знают и доверяют самарскому марафону.

– Чем отличаются «Сокольи горы» от других российских марафонов?

– В систему Russialoppet  входит 33 престижных российских марафона. Самарский - в десятке по посещаемости в России и первый в Приволжском федеральном округе. Мы обгоняем, например, Казань и Уфу. Но, безусловно, есть куда расти: увеличить протяжённость трассы, больше рекламироваться. При этом нужно развивать инфраструктуру. Лыжная база «Чайка» должна быть готова принять большее количество участников. Нынешняя реконструкция базы нацелена и на это. К тому же появление лыжероллерной трассы, строительство бокса с дополнительными местами для размещения команд, освещение трассы - все это поспособствует росту популярности и марафона, и лыжного спорта. Трасса станет протяжённее. Это уже будут не 17 километров, как сейчас, а 25. Так она станет интереснее. Лыжникам интересно бежать марафон по большому кругу, а не делать несколько маленьких в 5-10 километров. В этом как раз преимущество западных марафонов. Есть дистанции и по 50, и по 70 километров. И всё это один круг.

– Для того, чтобы получить статус международных соревнований, «Горам» не хватает километража?

–  Чтобы дойти до уровня мировых гонок, нам не хватает прежде всего количества участников. Нужно 15-20 тысяч человек. По всем остальным параметрам марафон соответствует международным стандартам. Не хватает любителей начального и среднего уровня, готовых пять часов идти на лыжах 50 километров.

- Чтобы таких людей становилось больше, нужно их привлекать, улучшать лыжную инфраструктуру в российских городах. Возьмём швейцарский марафон Engadin. На финише находится железнодорожная станция Marathon. Она работает раз в год - в день марафона. С этой станции на скоростных поездах разъезжаются 25 тысяч человек. И проезд для них бесплатный.

– Вы говорили о ночной гонке. Для чего её придумали?

– Первый раз её провели в 2012 году отдельно от «Сокольих гор». Она выросла из наших ночных катаний с фонариками на «Чайке». К тому же я видел ночную гонку со стороны на марафоне в Чехии. Идея показалась мне интересной. С 2020 года её включили в трехдневный марафон «Сокольи горы». Ночные соревнования повышают интерес к нашему событию. Иногородние участники приезжают на более длительный срок, а значит дольше остаются в гостиницах и в самой Самаре. Такая насыщенная программа с ночной гонкой и двумя дневными разных стилей уникальна для России. 

– Низкие температуры могут помешать лыжникам?

– Вообще, для лыжника оптимальная температура -  -5…-12 градусов. Если теплее - становится жарко, холоднее - надо утепляться. Дополнительная одежда сковывает движения. Как-то мы проводили гонки при -15…-18 градусах. Почти все заявленные участники вышли на старт. Мало кто отказался бежать. Это говорит о том, что если ты хочешь пройти дистанцию, ты сделаешь это. Я бежал немецкий марафон при -21 градусе. Просто одеваешься теплее и вперёд. 

– В советские годы на набережной проводили Куйбышевский марафон. В нём участвовали несколько тысяч человек. На «Сокольи горы» сейчас приезжают около тысячи. Люди стали меньше интересоваться лыжным спортом?

– Я сам участвовал в Куйбышевском марафоне в 1987-1988 годах. Тогда действительно бежали несколько тысяч человек. И все - местные. Лыжню прокладывали по Волге, по ровной поверхности, торосов не было. Сейчас изменился климат. Река местами зимой вообще не замерзает или же лёд встаёт на короткое время. Поэтому проложить лыжню проблематично. Хотя места, конечно, красивые. И нет никаких дорог, переездов.

Кроме климата изменились ожидания людей и уровень жизни. Нам уже нужны подготовленные, качественные трассы. Сейчас в Самаре качественная лыжня есть только на «Чайке». Добираться до неё удобнее тем, кто живет рядом с базой, скажем, в получасе езды. Для других это уже проблема.

А других мест для катания нет. Я не говорю о тех, которые взяли и «протоптали». Этого было достаточно и в советское время. Сейчас же есть современные стандарты, ведь мы живем в развивающемся мире. Есть уже снегоуплотнительная техника. К хорошему привыкаешь и на плохое уже не пойдёшь. Кто хоть раз прокатился на «Чайке», в парке по плохо подготовленной лыжне уже не поедет. Нужен прокат хорошего инвентаря, туалеты, раздевалки и так далее.

Чтобы привлекать туристов, сейчас нужно мыслить шире. Расскажу один пример. В Канаде в городе Оттава есть городской канал длиной восемь километров. Зимой, когда он замерзает, его используют как каток. Лёд шлифуют, площадку освещают, поддерживают порядок. Кругом - прокаты коньков, кафе, развлечения. Представьте такой каток в Самаре. Например, на Волге, на участке от Ладьи до Речного вокзала.

– Вы входили в состав рабочей группы по реконструкции лыжной базы «Чайка». Как оцениваете получившийся проект?

– Проект создавали десять лет, вложили большие средства. Он получился фундаментальным. Реализовать его получается за счёт федерального финансирования. Главное событие - строительство лыжероллерной трассы длиной шесть километров.

Для подготовки лыжников она просто необходима. Это стандарт подготовки спортсменов. Появление трассы точно станет толчком для развития лыжного спорта в Самаре, привлечёт детей в секции. С мая по ноябрь спортсмены занимались непонятно где. Тренировались на обычной дороге среди машин.

На самой базе появятся лыжный стадион, судейский домик, дополнительный корпус для размещения спортсменов. Возможно, в скором времени мы сможем приблизиться по числу участников к цифрам Куйбышевского марафона.

– Насколько я знаю, кроме «Сокольих гор» вы любите обычные горы, путешествия по ним.

– Сразу скажу, я не альпинист. Я скорее любитель предгорий - экотроп не выше 4 000 метров. Я не полезу на Эльбрус и Эверест. Меня туда никак не затянешь. Это большая нагрузка на организм, жёсткие условия горовосхождения. Неподготовленные люди сильно подрывают своё здоровье, а в некоторых случаях это вообще заканчивается трагедией. Я точно не буду рисковать здоровьем ради фотографии в инстаграме. 

– Какие горные виды запали в душу? Какие экотропы посоветуете?

– В России это Приэльбрусье, Домбай, Архыз. Приэльбрусье - прекрасное место, российская Австрия.

Природа точно ничуть не хуже, туристическая инфраструктура есть, но всё равно она недостаточно развита. Много экотроп с туристическими схемами, специальными столбиками. По ним легко дойти в нужное место. Например, на водопад Азау, поляну Нарзанов. Прекрасные виды открываются с горы Чегет. Там действительно альпийские луга. На самом Эльбрусе можно увидеть марсианские пейзажи, а на Чегете кругом одна зелень, панорама на Эльбрус и ледник. И всей этой красотой можно любоваться из кафе, в котором когда-то бывали Визбор и Высоцкий.

– Вы упомянули, что Приэльбрусью не хватает инфраструктуры. В чём это выражается?

–  Если взять европейский курорт с деревеньками вокруг, мы видим чистенькие, красивые, ухоженные домики. Попадаем в нашу деревню, кругом - разрушенные старые коровники. Да, есть новые отели, отреставрированные здания, но на пути к ним - все прелести русской деревни. И это портит картинку. В туристической зоне такого быть не должно. Вот в историческом центре Самары реставрируют старые здания, делают туристические места привлекательнее. И это нужно. Нужна красивая картинка. В австрийской деревеньке каждый дом - произведение искусства. В Германии, в городе Обераммергау, например, каждое здание украшено фресками с религиозными и мистическими сюжетами.

– Вы много рассказываете про заграницу. А какие у вас любимые места в Самарской области?

– У меня есть любимые маршруты. Хожу пешком от Демократической до горы Тип-Тяв. Прохожу через Дубки, Лысую гору, Управленческий. Можно зайти на Вертолётку. Это элементарный маршрут. Дохожу до конца, обратно - на маршрутке. Либо наоборот.

За Волгой очень удобный маршрут от Гавриловой Поляны до Ширяево.

Ещё можно прийти на «Чайку» и походить по лыжным маршрутам. Дойти до горнолыжки. Летом люблю плавать на байдарке. Много раз участвовал в Жигулёвской кругосветке.

Неделю поплавать на байдарке по Волге – это невероятное приключение.

– Как вы пришли к тому, что стали организатором лыжных гонок?

– Я стою на лыжах с трёх лет. Я занимался в лыжной школе и уже тогда брал на себя разные общественные нагрузки. 14-летним мальчишкой готовил трассы, участвовал в организации районных, городских соревнований. Потом вырос, ездил по миру, участвовал в мировых марафонах и думал: «Почему у нас такого нет?» Это всё в итоге постепенно выросло в желание развивать лыжный спорт в Самарской области и привело к «Сокольим горам». Каждое такое событие даёт толчок развитию инфраструктуры.

Фото: Екатерина Ершова

Комментарии ()

    Рекомендуемое

    Основатель проекта «Надо сохранить»: «Всех градозащитных активистов воспринимают как городских сумасшедших»
    23 июня 2022, 15:52
    Основатель проекта «Надо сохранить»: «Всех градозащитных активистов воспринимают как городских сумасшедших»

    Ставим запятую во фразе «Снести нельзя восстановить» в правильном месте (после слова «нельзя») и знакомим вас с основателем самарского проекта «Надо сохранить» Михаилом Митюковым. За два года работы вместе с командой волонтёров он завершил несколько проектов. Узнали у Михаила, зачем ему это нужно, что интересного можно найти в спальных районах Самары, и чем новая застройка на окраинах может быть интересна нашим потомкам.

    Режиссёр и телеведущий: «Я покупал курник, ехал с двумя лопатами в лес и копал окоп»
    21 июня 2022, 18:09
    Режиссёр и телеведущий: «Я покупал курник, ехал с двумя лопатами в лес и копал окоп»

    Фильм «Солдат» самарского режиссёра Максима Палагнюка победил в номинации «Лучший дебютный режиссерский короткий метр» на британском онлайн-кинофестивале. Узнали у Максима, как песни The Prodigy и сдача анализов помогли ему найти себя в киноиндустрии, сколько денег он потратил на съёмках дебютной картины и работой каких мэтров вдохновлялся.