09 июня 2022, 13:05

Круто ты попал на ТВ: истории молодых участников телешоу

Практически на каждом телеканале есть шоу, в котором юные дарования могут продемонстрировать свои таланты. И практически в каждом из них были ярко проявившие себя ребята из Самарской области. С тремя молодыми конкурсантами окунулись в закулисье телевидения и узнали про доступных и не очень звёзд, психологов и честность телешоу.

Анна Ляшенко, 17 лет, Тольятти

участница проекта «Новая звезда» (2022 год), телеканал «Звезда»

Фото: архив Анны Ляшенко

Вокалом я занимаюсь уже около 11 лет: 4 года пела в школьном ансамбле, потом начала петь сольно - и это было уже относительно поздно, в двенадцать лет у меня уже было много ровесниц-конкуренток, которые пели гораздо лучше. К тому же природа не дала мне серьезных данных - были большие проблемы со слухом и ритмом. Но, в частности, благодаря проекту «Голос» я засыпала и просыпалась с мыслью о том, что хочу петь и однажды оказаться там. Это была большая мотивация работать над собой.

Я начала искать какую-то песню, которая смогла бы меня выгодно выделить среди остальных, и мне повезло её найти — это была песня «Реченька» Аллы Пугачевой. С ней мне повезло получить свой первый Гран-при, я заявила о себе и поняла, что тоже могу побеждать.

Фото: Виталий Шабинский

Долгое время мне было сложно выйти за пределы Самарской области. С тринадцати лет я пробовала попасть в разные телешоу, но, к сожалению, на детские проекты меня не брали — говорили, что я выгляжу старше своего возраста. А в 2020 году случился прорыв — я поехала на конкурс «Большая перемена» как артист мюзикла и под руководством Дмитрия Бикбаева (режиссёр, театральный продюсер, певец) сыграла одну из главных ролей. На этом проекте меня заметили столичные продюсеры. После этого пошёл мой рост до всероссийского уровня. Так, мне удалось спеть вместе с Niletto в Парке Горького в Москве для тридцати тысяч человек.

Фото: скрин с видео

О «Новой звезде» я узнала в соцсетях, мне понравились патриотическое направление проекта и возможность получить авторскую песню, так что в апреле 2021 года я решила отправить заявку, а в сентябре мне позвонили и сказали, что я прошла. Помню, не сразу взяла трубку — звонили с незнакомого номера, подумала: «Может, мошенники…» Но когда всё же ответила и услышала, что буду представлять Самарскую область на «Новой звезде», эмоции переполняли.

Продюсерам проекта нужно было скинуть список из десяти песен, которые я могла бы исполнить, и они уже сами принимали решение, что лучше у меня получится. В итоге выбор пал на песню «Тишина». Съёмки стартовали в начале декабря. На проект я поехала одна, жила в гостинице вместе с остальными участниками. У нас были постоянные репетиции, съемки профайлов, мы примеряли разные костюмы.

Мой съёмочный день был тринадцатого декабря, а узнала об этом я только двенадцатого числа вечером. Тут же написала родителям в Тольятти и попросила приехать. Боялась, что они не успеют, но у них всё получилось, и это очень помогло.

Фото: Виталий Шабинский

На съёмках был сумбур: когда мы приехали в «Главкино», где всё проходило, остальные конкурсанты метались в поисках костюмов и свободных гримёров, распевались.

Ожидание выступления проходило нервно — нас постоянно снимали, а мне перед выходом на сцену нужно побыть наедине с собой, чтобы собраться и направить всю энергию в нужное русло, продумать, как спеть так, чтобы донести всю суть до зрителя.

Я выступала под седьмым номером. До этого момента никто не набрал сто баллов. Из-за этого напряжение усиливалась, и моей единственной целью было не набрать меньше, чем все остальные, чтобы совсем позорно не было. Именно перед моим выходом объявили паузу, я позвонила педагогу, она меня ещё раз морально настроила - и я вышла на сцену. 

Выступать перед статусным жюри было волнительно, но я старалась об этом не думать. Главное, чего я хотела: спеть для зрителя. Но было очень страшно, потому что формат конкурса такой, что в любой момент кто-то из жюри мог «погасить звезду», и даже при одной такой нажатой кнопке я бы точно не прошла дальше. Поэтому всю песню ты не можешь расслабиться и поешь в напряжении.

Выступлением я довольна. По итогу из эфира очень много вырезали. Когда я ушла со сцены, нас встречала камера, и я раз десять сказала, что не ожидала такой оценки.

Вместе со мной 100 баллов получила Теона Дольникова (актриса и певица), которая представляла Москву. Для меня было огромной честью с ней соревноваться. Она не жила с нами в гостинице, и познакомились мы только на генеральной репетиции, где я впервые услышала её вживую. И мне так понравилось, что я пришла к ней в гримерку и сказала, что она потрясающая вокалистка.

Я прекрасно помню тот момент, когда мы с ней пошли на объявление результатов. Я была безумно счастлива, что у меня сто баллов и что я стою рядом с Теоной — для меня уже это было сказкой. И я, честно, не расстроилась, когда сказали, что Теона проходит в финал — она сто процентов достойна. А уж когда жюри сказали, что и меня могут оставить (уже после интервью стало известно, что Анна Ляшенко по решению продюсеров шоу проходит в финал), это дало ещё больше радости.

За кулисами мы с Теоной много общались. Например, на правах известной актрисы мюзиклов она мне дала много советов по прохождению кастингов. А когда у нас брали интервью, она много раз сказала, что для неё победитель — это я, и мне даже было неловко, что она так меня поддерживает. Для меня Теона — прекраснейший человек, она мне очень понравилась.

Фото: архив Анны Ляшенко

Я очень ждала выпуска на ТВ — это всё же мое первое полноценное выступление на телевидении. Моя школа и все близкие тоже поддерживали и практически каждый день спрашивали, когда же эфир. А когда передача вышла, я получила огромное количество сообщений, и 99% были положительными. Многие писали, что даже плакали во время выступления, и я очень рада, что смогла дать такие эмоции. Да, конечно, всегда найдутся люди, которым что-то не нравится. Помню комментарий, где написали: «Что у неё с голосом, чего-то не хватает…» Но, вообще, я не зацикливаюсь ни на хороших, ни на негативных комментариях.

Фото: Виталий Шабинский

На мой взгляд, на телевидение попасть хотят все. Поэтому всегда будут те, кто пройдёт туда по блату. Но я убедилась на собственном опыте, что и без связей попасть в эфир возможно, и пока что ни одна дверь, как я думаю, передо мной не закрылась только потому, что я не заплатила кому-то деньги.

Сейчас я готовлюсь к главному вокальному проекту страны, одиннадцатому сезону шоу «Голос» — это мечта всей моей жизни. Дальше я хочу больше писать своей музыки, нежели перепевать чужие песни. Но сейчас мне важно закрепиться, получить опыт выступлений на телевидении. Поэтому любой проект для меня идёт в копилку моего опыта и незабываемых эмоций.

Алина Полетаева, 18 лет, Самарская область, село Сосновый Солонец

участница шоу «Ты супер!» (2021 год), телеканал НТВ

Фото: архив Алины Полетаевой

Занимаюсь вокалом я около восьми лет. Как это обычно бывает, взрослые или просто хотят тебя куда-то отдать, или замечают какие-то предрасположенности. В моём случае оба эти обстоятельства совпали — я любила петь, а кружок по вокалу был бесплатным. Учеба мне была не так интересна, а во время занятий музыкой я как будто куда-то возносилась.

Мы с педагогом, с которым я прозанималась шесть лет, хотели подать заявку на телепроект «Новая звезда», но что-то пошло не так. А потом моя бабушка увидела ошеломляющую рекламу шоу «Ты супер!» и сказала: «Алина, пора». Мне было интересно попробовать себя на другом уровне, и я решилась.

Это шоу для детей, оставшихся без попечения родителей. Когда мне было около трёх лет, мой папа ушел в другую семью, с ним я отношения не поддерживаю. У мамы началась депрессия — она не вела какой-то плохой образ жизни, но один маленький недосмотр за другим приводили к куче проблем. Потом появился отчим, который бил её, а я на всё это смотрела. Это влияло не лучшим образом на мою психику. В какой-то момент я попросила бабушку с дедушкой забрать меня к себе. И родителями я называю именно их.

Фото: Виталий Шабинский

Я подавала заявку на третий сезон проекта и не прошла. Расстроилась, но не сдалась и решила попытаться ещё раз — меня мотивировала возможность получить интересный творческий опыт на ТВ, плюс важно было, что все расходы берёт на себя конкурс. И на четвёртый сезон меня взяли.

Отбор состоял из двух этапов и не был простым. В первом туре ты отправляешь анкету, в которой рассказываешь о жизненной ситуации, и свои песни, чтобы представители конкурса могли понять, что ты вообще можешь. На втором этапе присылают небольшой каталог песен, которые нужно выучить и исполнить перед продюсерами шоу по скайпу. Я боялась не только не взять ноту, но и проблем с оборудованием. Но всё прошло хорошо. Моему дедушке позвонили и сказали, что ждут меня в Москве. Это была эйфория — я не понимала, как так случилось, что меня взяли.

Песню для шоу мы вместе с преподавателем подобрали быстро. Это было лучшее, что я могла спеть на тот момент. Сейчас я, конечно, более сильный вокалист и мои возможности гораздо выше.

Фото: Виталий Шабинский

Поскольку в шоу про каждого участника снимается подробный профайл с его жизненной историей, встал вопрос, что можно рассказывать на всю страну, а что — нет. С одной стороны, это наша семья, и выносить сор из избы не очень хотелось, но, с другой стороны, такова моя жизнь и люди в ней, и не я виновата, что они такие. Мне нечего было скрывать.

В Москву я поехала с дедушкой, который увидел, что я в надежных руках, и уехал через пару дней. Всех участников поселили в крутом лагере, где мы на протяжении месяца готовились к съемкам. Первые пять дней была адаптация к новым условиям — знакомство с участниками, настольные игры, вечеринки. А дальше началась работа.

Нас познакомили с педагогами, причем такого высокого уровня, что я до сих пор удивляюсь. Их было трое: два занимались больше технической частью вокала, один — эмоциональной, то есть раскрепощением. Ещё через неделю ввели «танцы», где мы прорабатывали хореографию для сцены: сначала показывали свое видение, а потом занимались с профессиональным танцором.

Это было исполнением мечты, когда ты радуешься реально каждому дню. Мне было плевать, что у меня происходит в личной жизни или ещё где-то — нет ничего, кроме меня и этого проекта. Я каждый день упорно работала над собой: занималась хореографией, пела, учила слова, делала всё для того, чтобы выйти на сцену и сказать: «Я — это я, и никто на меня не похож».

Фото: Виталий Шабинский

И то, как закончился проект, меня удивило. Но об этом чуть позже.

Помимо репетиций, нужно было снять профайл участника. Он состоял из двух частей — съёмок на природе и интервью. Для съёмок мне достался креативный оператор, который хотел, чтобы был кадр, где языки пламени отражались у меня в зрачках. Я сидела максимально близко к огню, мне было физически больно, но оператор говорил, чтобы я не двигалась и не моргала. Я понимала, где я нахожусь, понимала уровень проекта и терпела.

После записи интервью другие дети выходили заплаканными. В небольшой комнате передо мной сидела журналистка, которая задавала много наводящих вопросов, чтобы вывести на эмоции: «Хотела бы ты, чтобы мама была другой?», «Хотела бы ты, чтобы рядом был отец?» Но меня это не цепляло — я знаю, что такое манипуляции. Меня спросили, почему я не плачу, а я просто не видела смысла, потому что это ничего не изменит.

После лагеря, мы, естественно, не выходили на сцену сразу, иначе просто сорвало бы крышу. Сначала мы приехали просто посмотреть, что такое «Главкино», где и снимается передача. Мне было тяжело войти в павильон — мозг не мог обработать, что ты находишься в локации, которую видела только по ТВ, и сейчас всё крутится вокруг тебя. У меня была буря эмоций, настоящий праздник души. После были куча репетиций и финальная запись.

Когда я выходила на сцену перед звёздным жюри, у меня реально тряслись ноги, но не от того, что я была на каблуках: думала, что я готова упасть и умереть, лишь бы не волноваться. Но для меня важно быть профессионалом, я собралась и представила, что жюри — это тоже простые люди, которым я рассказываю историю: «Смотри, как человеку было больно, когда он писал песню». И они это прочувствовали и показали это в виде четырех кнопок.

В качестве сюрприза после выступления организаторы мне устроили приезд мамы. Но нужно понимать, что это не программа «Жди меня», где люди целенаправленно ищут, любят и ждут. У меня были полноценные родители -  бабушка с дедушкой. Я ушла от мамы по собственной воле, и то, что мы не виделись несколько лет, это осознанный выбор. Так что для меня эта встреча мало что значила, честно сказать, и после этого мы с ней практически не общались.

Я стояла на сцене и знала, что со мной больше всех разговаривали, шутили, говорили, как это было круто. Я достаточно сильный участник, и, когда на меня смотрели и выбирали не меня, а, честно сказать, детей.., людей, которые пели, как поют все, людей, которые уже приезжали на это шоу, людей, у которых есть покровительство... И ты понимаешь, что ты проигрываешь… Я стояла, у меня накатывали слёзы.

После съёмок я пообщалась с жюри, в особенности с Ёлкой — очень приятная. Она поддержала меня, услышала про мои планы развития как певицы и дала свой номер телефона на случай, если мне понадобится помощь с аранжировкой. Но, когда я написала ей в “Телеграм” и отправила свою песню, она мне ничего не ответила. Её подруга сказала, что Ёлка занята… В общем, получилось, как и должно было получиться, наверное.

Честный ли это конкурс? Я оставлю этот вопрос на усмотрение людей, которые увидят моё выступление и выступления других участников. Мне было больно уезжать не из-за хороших условий лагеря или новых друзей, а потому, что я была сильнее многих. И даже педагоги, которые со мной занимались, были очень удивлены результатам. Но в шоу-бизнесе тяжело без покровителей, и так сложилась моя судьба.

Когда вышла передача с моим участием, мне писали много незнакомых людей, и я горячо всем отвечала — для меня было очень важно «покорить» зрителя. Негатив в соцсетях тоже был — условные пять человек сидят на диване и ищут, к чему придраться. Возможно, это было отчасти связано с тем, что меня намеренно сделали похожей на Диану Анкудинову (певица, победитель двух сезонов «Ты супер!») — у неё мощная фанбаза, которая ревностно к ней относится.

Сейчас я педагог по вокалу в частной музыкальной школе и на студии звукозаписи, плюс пишу людям песни как автор и выступаю на мероприятиях, куда меня начали приглашать после шоу. После учёбы хочу уехать в Москву — кажется, это более музыкальный город, чем Самара.

Ян Горшенин, 23 года, Самара

участник шоу «Голос. Дети» (2014 год), «Первый канал»

Фото: архив  Яна Горшенина

Я занимаюсь вокалом с четырёх лет. Родители увидели во мне зачатки таланта и отдали в детский музыкальный театр. Сначала я пел в хоре, потом его руководительница сказала, что для развития потенциала мне нужно петь сольно. На сцене я всегда чувствовал себя как рыба в воде и посвящал ей всё свободное от садика и школы время. Помню, пока все дети ходили на новогодние ёлки веселиться, я на них выступал. Мне это было в радость.

Про «Голос. Дети» я узнал ещё до того, как шоу появилось в России. Это голландский проект, который за пару лет до нашей версии стартовал в Украине. Я смотрел в интернете все эфиры и очень захотел туда попасть. Редко у меня бывает такое сильное желание чего-то, и оно исполнилось. В один из дней мне посчастливилось увидеть рекламу кастинга на шоу в России, и я тут же побежал к компьютеру и заполнил анкету. Когда мне сообщили, что меня взяли, я испытал эйфорию, которую помню до сих пор.

Как мне сказали кастинг-редакторы, в тот год к ним пришло 15 000 заявок, из них на очный кастинг в Останкино позвали около 500 человек. На кастинге нужно было спеть несколько песен, я выбрал «Потерянный рай» группы “Ария”, Feeling good Майкла Бубле и «Симону» Кузьмина. Мне её советовала петь мой педагог по вокалу, которая сказала, что это будет в десятку. Как потом выяснилось, благодаря этой песне меня и пропустили дальше.

На съёмки попало уже около 140 человек, а по телевизору показали около 60. Подготовительный процесс растянулся на несколько дней: снимали мой профайл, проходку с группой поддержки, репетиции и само выступление. Такое разделение отражает профессиональный подход — можно сосредоточиться на конкретных задачах.

Фото: архив Яна Горшенина

На съёмки моего выступления мы с мамой и нашими московскими друзьями пришли рано утром. Закончились они поздно вечером. Там я познакомился среди прочих с Сашей Лазиным, участником детского “Евровидения”, и Кристианом Костовым, который через несколько лет уже на взрослом “Евровидении” выступал от Болгарии и занял второе место. С некоторыми участниками того шоу мы общаемся до сих пор. Кстати, нам до последнего не говорили имена членов жюри. Их мы узнали только в день съёмок во время инструктажа — кресла стояли, а табличек с именами жюри не было.

Ожидание было очень томительное, нервное. В декорации, где мы сидели, были телевизоры, и дополнительное волнение было от просмотра других участников. На шоу были психологи, и многие обращались к ним, потому что давит не только уровень проекта, но и отношение группы поддержки — мне с этим повезло, но далеко не у всех детей родители реагировали адекватно и могли грамотно отразить свои эмоции. У некоторых детей доходило даже до обмороков.

Моё выступление было уже поздно вечером, и к тому моменту я настолько был вымотан, что всё было как в тумане. Помню, что весь день ничего не ел. Во-первых, волнение, а во-вторых, в любой момент могли вызвать выступать. Минуты до выхода на сцену и сам выход — это два разных состояния, которые я ярко запомнил. Перед выступлением я волновался, нас пыталась настроить Наталья Водянова. Ну как… Мне она, например, пожелала удачи и сказала не морщить лоб, а то будут морщины. С этим советом я и вышел на сцену.

Когда я выходил, всё волнение растворилось, появилась дикая уверенность, будто я музыкальный солдат, который шёл выполнять задачу: подарить зрителям эмоции и повернуть жюри. Я давил голосом и энергетикой, старался до самого конца — у Билана даже задрожала рука в сторону кнопки, но, к сожалению, никто не повернулся.

Продюсеры сразу сказали, что неизвестно, покажут меня или нет, но обещали предупредить. Съёмки были поздней осенью, весной шоу запустилось, а мне всё не звонили. Я вместе с вокальным театром «Задумка» уплыл на огромном лайнере на очередной конкурс. Мы были где-то около Италии, когда мне наконец сообщили, что сегодня я буду в эфире. Я сразу позвонил в каюту руководителю театра Елене Геннадьевне и сказал, что меня покажут по ТВ — мне было важно разделить этот момент с ней и тем самым отблагодарить за доверие и вклад в моё развитие. И вот заканчивается программа «Время», и вместо «Голоса» начинается шоу «Достояние республики»! Оказалось, по какой-то причине трансляции детского «Голоса» запрещены за пределами РФ, так что я побежал покупать за огромные деньги корабельный интернет.

Это был первый раз, когда я увидел себя на экране, были смешанные мысли и чувства: «Можно было и лучше спеть. А я точно нормально выгляжу?» Люди начали подписываться на мою страницу в “ВК” сотнями в день, просили сделать сигны (фотография человека с какой-то надписью, вариант интернет-автографа), дарили мои портреты, заваливали комплиментами.

Кажется, зрителям моё выступление запомнилось отчасти благодаря экспромту с Дмитрием Нагиевым. И сам Дмитрий тоже меня запомнил, потому что, когда я приехал на следующий год уже в группе поддержки, он меня узнал. Мы обменялись парой фраз. То, что из всего потока участников он меня вспомнил, это удивительно. Очень уважаю его как артиста и человека.

Фото: скрин с видео

Но не всё было однозначно гладко. Когда я приехал в школу, одноклассники подшучивали надо мной: «О, звезда идёт». Многие педагоги, конечно, порадовались за меня, но были и те, кто стал относиться жёстче. Возможно, это был воспитательный момент, чтобы я не зазвездился, но мне было неприятно. Хотя в конце года мне всё равно дали грамоту за творческие успехи.

Жюри советовало пойти на взрослый «Голос», и я рвался на пробы в тот же день, когда была запись эфира, но, к сожалению, не прошёл по возрасту. Потом началась подготовка к ЕГЭ, учеба в ГИТИСе, и только после выпуска я подал заявку и прошел на очный отбор в Останкино. К сожалению, не попал дальше, но было приятно, что кастинг-редакторы меня узнали: «Не ты ли зажигал у нас в первом сезоне?»

Несмотря на все слухи, я думаю, это честный проект. Во взрослом «Голосе» участвовала моя однокурсница Вероника Мохирева. В первый раз она не прошла слепые прослушивания, и её даже не показали, но потом, когда она была уже в другом образе, дошла до этапа нокаутов. И, в принципе, довольно далеко проходят и ребята из глубинки, которых никто не знает. Я сам честно прошёл до слепых прослушиваний и справедливо не прошёл дальше — мне всё аргументировали, и я согласился.

Этот проект помог обрести уверенность, что я занимаюсь своим делом, и мне, и моим близким. Папа меня всегда поддерживал и морально, и финансово, но думал, что по жизни я буду заниматься другими вещами. А когда увидел меня по ТВ на таком уровне, когда ему начали звонить даже дальние знакомые, чтобы сказать, как я хорошо спел, у него появилась особенная гордость, и он всё понял.

После окончания ГИТИСа я участвовал во многих спектаклях, ездил на гастроли во Францию, а сейчас задействован в мюзикле «Царь Эдип» в роли Эдипа, а также служу в Центре драматургии и режиссуры. Ещё я пишу музыку, но пока ничего не выпускаю. Нужно понять, как всё сделать грамотно. Надеюсь, что «Голос» — не единственный проект, о котором я буду вспоминать с такой теплотой. И, пока он существует, мне всегда будет хотеться взять реванш и показать всем, чему я научился за эти годы. 

Фото: архив Яна Горшенина

Комментарии ()

    Рекомендуемое

    Инструктор по туризму: «В горах неважно, бедный ты или богатый»
    05 мая 2022, 16:15
    Инструктор по туризму: «В горах неважно, бедный ты или богатый»

    В Самарской области просто нечего посмотреть? Готовы с этим поспорить. Собираемся в путь вместе с Сергеем Семьяновым – инструктором по туризму и любителем песен у костра. Он точно знает, куда стоит отправиться начинающему туристу, что обязательно взять с собой в дорогу до Винновки и сколько денег нужно захватить в поход выходного дня. Это его история.

    Круто ты попал на ТВ: истории молодых участников телешоу
    09 июня 2022, 13:05
    Круто ты попал на ТВ: истории молодых участников телешоу

    Практически на каждом телеканале есть шоу, в котором юные дарования могут продемонстрировать свои таланты. И практически в каждом из них были ярко проявившие себя ребята из Самарской области. С тремя молодыми конкурсантами окунулись в закулисье телевидения и узнали про доступных и не очень звёзд, психологов и честность телешоу.

    Изобретатель из посёлка Заливной: «Трактор за сотку бы я продал, но никто не возьмёт. За 50 не отдам»
    06 января 2022, 14:20
    Изобретатель из посёлка Заливной: «Трактор за сотку бы я продал, но никто не возьмёт. За 50 не отдам»

    В гараже Евгения Таркина мини-трактор Forza-13 и трицикл «Мустанг» собственного производства. Что общего у машины и советского холодильника, как пошутить и случайно заработать 100 рублей, сколько стоит самодельная техника. Об этом - в нашей очередной истории.